Изображения:
Шрифт: A A A
Цвета: A A A A

Валентина Яковлевна Кармышева

О жизни старожила Московского Валентины Яковлевны Кармышевой

Врачом сделала война

О жизни старожила Московского Валентины Яковлевны Кармышевой можно написать роман. Событий с лихвой хватило бы на несколько томов.

Самый увесистый том был бы о ее жизни в науке. О том, как видный ученый-морфолог, доктор наук почти 60 лет посвятила изучению вирусов, о ее книгах и сотнях научных статей, о преданности Федеральному научному центру исследований и разработки иммунобиологических препаратов им. М.П. Чумакова. Другой том – поменьше и с совсем другим настроением – о тяжелых годах Великой Отечественной войны, о том, что пришлось пережить тогда совсем юной Валентине.

Противотанковые рвы

Мама Вали умерла еще до войны, отец постоянно был в командировках. Валентина с сестрой Еленой, которая была всего на год старше, рано стали полностью самостоятельными. Девочки занимались хозяйством и успевали на отлично учиться в школе номер 13 города Мурома. «Я хорошо помню 22 июня 1941 года. В 12 часов по радио Молотов сообщил советскому народу о вероломном нападении Германии. Мы с сестрой Еленой сразу побежали в школу, чтобы посоветоваться с учителя-ми и старшими товарищами, что нам делать», – вспоминает Валентина Яковлевна. Осенью, Елена пошла работать на военный завод. Валя занималась домом и со школой ходила в совхозы убирать овощи. А в ноябре в райкоме комсомола создали группу из 12 добровольцев, в основном девочек, которых отправили копать противотанковые рвы между Муромом и Ковровым. «Нас поселили в деревянном домике у старенькой бабушки. Она относилась к нам как к родным. На работу мы уходили затемно и затемно возвращались. К нашему приходу уже была протоплена печь и приготовлен поздний обед. Мы долго грелись у печи, ведь с ноября, особенно в декабре, были сильные морозы. Одежда замерзала и стояла колом, руки и ноги постоянно обмораживались. От этого у меня развилась тяжелая холодовая аллергия. Ноги распухали так, что обычную обувь было не надеть. Приходилось шить что-то из ветоши или носить очень большие валенки», – рассказывает Валентина Яковлевна.

Военный госпиталь

После возвращения в Муром одноклассники организовали добровольную группу для работы в эвакуационном госпитале, расположившемся в здании школы. Уроки шли в четвертую смену, с 6 до 10 вечера, а потом девушки работали в госпитале. По ночам в город на поездах привозили тысячи раненых, среди них было много «тяжелых». Их развозили по госпиталям. Хрупким девушкам приходилось таскать носилки, кормить и мыть раненых, убирать классы, ставшие больничными палатами. «Искалеченные люди до сих пор стоят перед глазами. Помню, мужчину, высокого, симпатичного, на лице которого остались только глаза. Нос, скулы, подбородок, рот и шея были обожжены до черноты. Рук тоже не было. Еще один мальчик, ровесник или даже моложе меня, голубоглазый блондин, был ранен в живот. Все знали, что он скоро умрет. Я спросила, что могу для него сделать. Он попросил принести ему книгу Салтыкова-Щедрина. Я сразу же принесла из школьной библиотеки. Но утром его кровать уже бы-ла пуста», – вспоминает ветеран. Елена работала на заводе по 12 часов. Через четыре месяца изнурительной работы у девушки начались тяжелые приступы малярии, и пришлось с завода уйти. В 1942 году сестры уехали учиться в Горький (Нижний Новгород), где поступили на лечебный факультет медицинского института. Валентина Яковлевна не может забыть, как весь май 1943 года фашисты по ночам с немецкой аккуратность бомбили Сормово и Горький. Под свист авиабомб студенты готовились к экзаменам. Осенью этого же года были введены карточки на хлеб. Студенты по очереди дежурили ночью, чтобы утром к открытию магазина получить паек на себя и товарищей по комнате в общежитии. А потом каждому взвешивали положенные на человека 250 граммов.

Муж-герой

Осенью 1943 года лечебный факультет в горьковском мединституте переделали в санитарный, и девушки, не хотевшие становиться санитарными врачами, отправились учиться в столицу. В то время в Москву вернулись из эвакуации четыре мединститута. 3-й и 4-й московские медицинские институты были объединены в Московский мединститут Министерства здравоохранения РСФСР, который стал лучшим в стране. Сестры были круглыми отличницами, их сразу зачислили на лечебный факультет нового вуза – старшую на третий, а младшую на второй курс. Обе окончили институт с красными дипломами. Именно с выпуска Валентины 1947 года было восстановлено пятилетнее образование врачей в Советском Союзе. С будущим мужем Валентина Яковлевна познакомилась, когда училась в аспирантуре. Александр Митрофанович Лунин был кадровым военным, на тот момент уже участвовал в нескольких военных операциях. В первые же дни войны был направлен на военно-морской флот в Крым и Одессу. Под Одессой был ранен, но стеснялся, что был ранен осколками во время бомбежки, а не в бою. Александр Лунин участвовал в создании Волжской военной флотилии, которая сыграла важную роль в освобождении Сталинграда. Он участвовал в самых тяжелых боях за Сталинград в ноябре-декабре 1942 – январе 1943 годов. Вспоминая это время, говорил, что «ходил по горящей земле и плавал по горящей воде». За участие в Сталинградской битве получил медаль «За боевые заслуги» и орден Великой Отечественной войны II степени. За время службы Александр Митрофанович сильно подорвал здоровье и после выхода в отставку получил инвалидность 1-й группы. Его не стало в 1990 году. В заключении о смерти было написано, что одна из причин – последствия ранения, полученного на войне в 1941 году. Валентина Яковлевна и Александр Митрофанович прожили вместе 42 года. В семье выросли дочь, внук и трое правнуков.

09.05.2020 12:06
Вернуться к списку
© 2021 Администрация поселения Московский
Понедельник - четверг 9.00 - 18.00
Пятница 9.00 - 16.45